Факел эстафеты олимпийского огня XI летних Олимпийских Игр в Берлине 1936 года

Берлин 1936
Впервые в истории современности была организована эстафета олимпийского огня, которая стала блестящей находкой медийного плана для лидеров Третьего рейха. По указанию Геббельса пресса неустанно повторяла, что германское спортивное движение уходит от «позитивизма наивысших результатов» к античному восприятию спорта как праздника, религиозного ритуала. Начало эстафеты олимпийского огня было положено сакральным ритуалом его зажжения на руинах древней Олимпии. Его совершили греческие спортсмены в античных одеяниях. Маршрут эстафеты был тщательно продуман, он пролегал из Олимпии, через Афины, Дельфы, Салоники, далее - Софию, Белград, Будапешт, Вену, Прагу, Дрезден и, наконец, Берлин. Огонь проделал путь длиной в три тысячи километров по территории семи государств. В эстафете участвовали 3075 атлетов, каждый из них нес факел ровно один километр пути. На всем ее протяжении нацисты устраивали политические митинги, особенно массовые в Австрии и Судетской области Чехословакии, к захвату которых Гитлер уже готовился. В Берлине факелоносец присоединился к митингу Гитлерюгенда: затем огонь зажгли на Олимпийском стадионе. 

Геббельс был доволен достигнутым результатом: в мировой прессе доминировало мнение, что берлинские Игры прошли по канонам древней Эллады. Первым факелоносцем, который зажег олимпийский огонь на стадионе Берлина, стал немецкий спортсмен Фриц Шилген. Немецкий тяжелоатлет Рудольф Измайр, произносивший от имени спортсменов клятву, держался одной рукой за знамя со свастикой, а другую вскинул в нацистском приветствии. Игры официально открыл Адольф Гитлер. Оркестром на церемонии открытия дирижировал Рихард Штраус. Гитлер, охраняемый от толпы 40 тысячами штурмовиков, поднялся по лестнице, чье строение было навеяно римским Колизеем, выпустил на стадионе 20 тысяч почтовых голубей, пока над стадионом кружил дирижабль длиной почти 304 метра с олимпийским флагом, и произнес пламенную речь. Повсюду развевались флаги со свастикой. Зрители встали, подняв правые руки. Над ареной разнеслись нацистские приветствия.

Побывавший на Играх американский писатель Томас Вульф в романе «Домой возврата нет», описывая звуковое оформление церемонии открытия берлинской Олимпиады, отмечал: «В этих звуках слышалась война…».